rss
    Версия для печати

    Что такое творчество?

    Толстой как-то сказал, что писать стихи – это все равно что танцевать за сохой. И я это ощущение очень хорошо знаю: я иду за сохой и пританцовываю…

    И. Демидов: В творчестве есть часть тебя, но это та иррациональная часть, которая не проявлена в «основном» тебе, не то, как ты живешь на самом деле. Поэтому творчество – всегда преодоление основного «я». В чем заключается свобода творчества? Она в том, что ты, как грешный и реальный человек, понимаешь, что тебе второе «я» заполняет то Бог, то дьявол, и выпускаешь наружу только то, что служит Богу. Цензор – только ты. Есть два пути: или ты попускаешь себе и грех, и благодать (вот такой я сложный человек!), или пытаешься в себе подавить грех, найти благодать и этим поделиться с удовольствием. Если ты бесконтрольно все выпускаешь, то это – отсутствие ответственности. Вера – это и есть то, что научает быть ответственным, разделять, что такое хорошо и что такое плохо; земная жизнь нам дана для того, чтобы выработать в себе этот стержень.

    Армен Григорян (гр. «Крематорий»): Для меня творчество – это еще одна форма жизни и кратчайший путь к абсолютной Любви. Мне кажется, что пропасть между реальностью и Богом настолько велика, что осознание этого и заставляет строить свой собственный мир, без которого моя жизнь стала бы скучной и бесмысленной.

    Олеся Николаева: Самовыражение и творчество – все-таки разные вещи, и если они и связаны между собой, то лишь косвенно. Самовыражаться человек может в манере речи, в интонации, в выборе лексики, в стиле одежды, в том образе жизни, который он ведет, в общении с миром, в разговорах с друзьями, наконец, на исповеди. Но творчество – это нечто иное, переходящее грани наличного человеческого «я»: это «свое другое», создание новой реальности, обнаружение новых связей между вещами, людьми, сущностями. Если угодно, это открытие нового источника света, преображающего мир, меняющего очертания и даже границы очевидности, расположение и размер теней… Или, обращаясь к евангельским образам, – это призывание птиц небесных на то дерево, которое ты растишь из своего малого горчичного зерна (Мф. 13, 31–32).

    Г. П. Вишневская: Искусство – это вся моя жизнь. Я другой жизни не знаю и не представляю! Что такое истинное искусство? Оно бесконечно, но воспринимается все-таки непосредственно: это мне нравится, а это не нравится. Прекрасное нравится всегда. А отвратительное остается отвратительным. Что допустимо показывать, а что недопустимо? Порнография недопустима, мерзость на сцене, грязь недопустимы! Любое произведение искусства обязательно должно быть нравственно. Это естественно! Иначе это не искусство! Я считаю, что в искусстве не может быть безграничной свободы, но внутри человека должен быть самоограничитель, и свобода – это умение себя сдерживать, свобода – это ответственность, прежде всего.

    Юрий Норштейн: Я могу ответить на вопрос, что для меня творчество. Творчество – это непереносимое напряжение. От творческой лихорадки я спасаюсь еще большей лихорадкой. Пока не заболеваю. У художника нормальной здоровой жизни не бывает. Его нельзя судить общими законами… Если здоровым взглядом посмотреть со стороны на то, как я что-то прорисовываю на целлулоиде, беру пинцетом какую-то деталь, кладу на одно стекло, на другое, сдвигаю их туда, сюда… Увидит все это крестьянин и скажет: дайте этому бугаю лопату, он же здоровый мужик, а колдует над съемочным станком и говорит об искусстве. Толстой как-то сказал, что писать стихи – это все равно что танцевать за сохой. И я это ощущение очень хорошо знаю: я иду за сохой и пританцовываю…

    Т. Ведерников (гр. «Грассмейстер»): Если для артиста важно не только то, как он выглядит на сцене, но и то, что он хочет донести, то это можно назвать настоящим искусством. Что касается свободы, конечно, мы все люди, у которых есть свободная воля, но есть 10 заповедей – они регламентируют нашу жизнь. Если у нас есть закон, это не значит, что у нас нет свободы, – соблюдая его, мы достигаем гораздо больших высот. То же самое в искусстве: невозможно творить без каких-либо рамок и ограничений. Искусство должно вести к свету. Не может быть пошлости, агрессии, дешевого эпатажа, игры на низменных чувствах. Это пустое выставление себя напоказ. Граница между творчеством и самовыражением лежит не в плоскости жанрово-стилистической или технической. Все-таки главное – это духовная составляющая: насколько для автора важно то, что он делает. Как только ты обращаешь таланты, которые тебе дал Господь, на служение Ему, ты перестаешь быть главным, а являешься только передаточным звеном.

    Вставить в блог

    Оставить комментарий

    загрузить другую captcha

    Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru