rss

    Вопросы настоятелю / Церковь

    Неужели, полемизируя с последователями о.Георгия Кочеткова, вы настаиваете на сохранении церковнославянского языка богослужения?

    Зайдя на сайт «Татьянин день», я прочла два вопроса – прихожанки Юлии из г. Истра и преподавателя Ларионова Валерия – и Ваши ответы на них. Ваши ответы меня смутили и расстроили. В них яд и ирония по отношению к «кочетковцам». Вы дали совет Юлии «отстоять храм от странных воззрений и не менее странных людей». Но ведь эти «странные люди» пришли на богослужение по благословению Владыки Ювеналия! И Вы почему-то уверены, что домохозяйка Юлия знакома с выводами Московской комиссии относительно деятельности о. Георгия Кочеткова. А не кажется ли Вам, что Богословие – наука сложная и посвящать обыкновенных прихожан в критику и несогласия среди богословов и тем более навешивать ярлыки на служащих в церкви священников – это не совсем этично? (Если бы ко мне, химику по образованию, обратился какой-нибудь «лирик» и сказал, что мои научные воззрения неверны и опасны на том основании, что такая-то комиссия сочла, что мои воззрения расходятся с общепринятой точкой зрения… К числу «лириков» я отношу не Вас – упаси меня Бог! Вы – лицо заинтересованное и наделенное знанием богословских наук). «Кочетковцы», околосектантские воззрения, «странные люди», «были бы они нормальными». А прихожанка Юлия обвиняет их ещё и в рейдерстве. А не лучше бы этой прихожанке поговорить с хотя бы одним из «кочетковцев», присутствующих на богослужении? Мол, мешаете нам - прихожанам этого храма. Изыдите! Это наш храм, наш приход! Но вот это ли не странно и нормально? У них что, храм приватизированный? Чужим туда нельзя? И если, скажем, я там окажусь мимоездом, мне тоже надо спросить разрешения войти в храм? Может, я тоже ненормальная! И что это за приём советских времён – чуть что, жаловаться, писать «наверх» - Вам, а то и Владыке Ювеналию? Помогите, мол, спасите: «кочетковцы» наступают! Они такие страшные, свечей не покупают, записки не подают, шепчут молитвы на русском языке! А местные мусульмане и невоцерковленные люди считают их сектантами… В июле этого года мне довелось быть на Урале (это моя родина) на похоронах моей родственницы, очень близкого мне человека. Родня съехалась отовсюду. В том числе приехали двое молодых людей из Ярославля – племянник и племянница умершей. Их мать, родная сестра умершей, бросив всё в Ярославле, самоотверженно ухаживала за онкологической больной в течение полугода. Молилась за неё дома и в храме. Уговорила умирающую сестру собороваться. С нею, сестрой моей родственницы, я была знакома давно, а с её детьми встретилась впервые. Сын умершей и моего родного брата, мой племянник, стало быть, сказал мне: «Тётя Люся! Хочу предупредить Вас: Серёжа и Ксюша из секты Иеговы». Ах, до них ли мне было! Я не молода (67 лет), дальняя дорога, похороны. Тяжело. И всё же я заметила, что на отпевании – не в храме, а в ритуальном зале при морге – молодые люди демонстративно вышли на улицу. Но это не напрягло меня. Их право. А после поминок я взялась одаривать молодое поколение сувенирами. Перед поездкой на Урал я заходила в храм св. Николая в «Клёниках» около станции метро «Китай-город» заказать сорокоуст по умершей и заодно купила пачку красивых календариков на 2008 год с изображением храмов и монастырей. На другие подарки родне у меня не хватило времени. И вот стала раздавать календарики. Серёжа (30 лет) молча повертел календарик и отложил его на стол. А Ксюша (27 лет) вернула его мне со словами: «Этот мусор мне не нужен. Мы в храмы не ходим». Я риторически возразила: «С каких это пор памятники русской культуры стали мусором?» Ну да ладно. Вечером села пить чай на кухне. Вдруг подошли ко мне молодые эти люди с примерно таким вопросом: «Почему я считаю Православие правильной религией»? А я не считаю, а верую. Кто его знает, почему я верую? Потому что верую! Так же как на вопрос «почему я кого-то люблю», тоже могу ответить: «потому что люблю». Но со своей стороны я поинтересовалась, почему они отвергают храмы и являются свидетелями Иеговы? Ответ получила такой: «Потому что в храмах нет Слова Божия, а мы его изучаем». «Ребята! Вы заблуждаетесь. Всё богослужение в храмах построено на Слове Божием. И во время богослужения читаются отрывки из Евангелий и Ветхого Завета», - ответила я. Ксюша: «Да ничего же не понятно! Батюшки сидят в алтаре, выйдут с сосудом, в котором вино и накрошенный хлеб, и говорят, что это кровь и тело Христа! Брр! А видели? Многие батюшки ездят на иномарках, когда народ в основной массе живёт плохо». Я ушла в сторону от «плохих» батюшек, спросила, есть ли у них наставник. Ответ: «Есть, конечно. Между прочим, у свидетелей Иеговы есть сайт в интернете. Иеговисты проводят международные конференции. Наш учитель заочно принимал участие в такой конференции. Она в Америке проходила». Я вздохнула: «Всё-то за нас, российских, Америка решает!» И теперь скажите, уважаемый отец Максим: «Хорошо ли это?» Молодые люди не понимают, как проходит богослужение в храмах. Их порой не устраивают все эти «паки, паки». Их ведь никто не обучал церковнославянскому языку. А пожилые люди, не скажу все, но многие, заходят в храм поставить свечку, подать записки, заказать требы и просить, просить: «Дай, подай, ну дай, Господи!», забывая благодарить Его. Какое-то потребительское отношение у многих православных к Господу и к храму. И не понимают они церковнославянский язык. Но что делать? У нас традиция такая. Слава Богу, что дома можно читать Священное Писание в современном переводе. Я вот купила Канон Андрея Критского, снабженный русифицированным текстом. А в молитвословах мне подчас многое мешает. Как дойду до слов: «якоже бо свиния лежит в калу» или «в воню благоухания», так молитвенное чувство улетучивается. Каюсь, грешница, но это так. Вспоминаю мой восьмой класс (давно это было). «Слово о полку Игореве». Учительница начинает читать: «Не лепо ли ны бяшеть». Класс дружно засмеялся. А потом читали по-русски… «О, русская земля! Ты уже за холмами!» И глаза пощипывало. И запомнила на всю жизнь, как Ярославна в Путивле плачет. А на той неделе смотрела по ТВ передачу «Умники и умницы». Был задан вопрос: в каком городе Ярославна плакала с крепостной стены. Один только умный участник ответил правильно. А другие называли и Нижний Новгород, и ещё другие города. Простите, уважаемый отец Максим, за многословное моё послание. Но ещё хочу спросить Вас: «Вы, настоятель храма св. Татьяны при МГУ, куда заходят, в основном, студенты, считаете ли, что церковнославянский язык должен остаться в богослужении навсегда?» Бывала я за границей, заходила порой из любопытства в храмы. Везде слышала не древнюю латынь или древнегреческий язык, но современный язык. А мы, российские, архаично держимся за свой древний язык, игнорируя, что живём в 21-м веке. В свое время свв. Кирилл и Мефодий отошли от богослужебных языков и перевели Евангелия на славянский язык. Они были новаторами и могли показаться сектантами. А мы благоговейно почитаем их за их великий дар. А то бы и сейчас, глядишь, вели богослужение на какой-нибудь латыни. Я не права в моих рассуждениях?
    Людмила Андреевна Кузьмина
    на пенсии
    г. Москва
    13 ноября 2007г.

    Уважаемая Людмила Андреевна, очень приятно, что человек, достигший лет маститой старости, проявляет интерес к материалам нашего сайта и столь пространным письмом откликается на достаточно частный вопрос. Позволю себе из Вашего пространного письма выбрать ту его часть, которая – надеюсь, Вы согласитесь – представляет наибольший интерес, а именно вопрос о богослужебном языке. Нужно сказать, что казалось бы лежащее на поверхности решение проблемы понятности богослужения за счет перевода его на русский язык является только кажущимся. Самое сложное в нашем богослужении – это не церковнославянский язык, на самом деле очень родственный русскому и никак не более сложный для усвоения русским человеком, чем, скажем, английский, немецкий или французский, который теперь знают – и часто даже и не один – люди, получившие высшее или даже полное среднее образование. Сложно то содержание, которое доносится до нас текстами православного богослужения. Если взять любую книжечку с переводами (благо, сейчас таких издано много и никто не возбраняет православным верующим, готовясь к службе, посмотреть заранее последование воскресной всенощной или праздничного богослужения, или даже на службе стоять и следить по книжке, помогая себе, когда что-то из того, что поется и читается, непонятно), то мы увидим, что главной сложностью для усвоения смысла православного богослужения является не язык, а те очень непростые, очень глубокие по богословскому наполнению тексты, которые этим языком до нас доносятся. Это особенно относится к воскресному богослужению Октоиха или богослужениям двунадесятых праздников, которые были составлены в византийскую эпоху великими богословами и святыми отцами нашей Церкви: преподобными Иоанном Дамаскиным, Андреем Критским, Феодором Студитом и другими. Поэтому следующая «естественная» идея, которая может возникнуть, – это упрощение богослужения. Это будет более последовательная и более кардинальная идея, чем перевод его на русский язык. Зачем столько «паки и паки», зачем прошения об оглашенных, которые отсутствуют, зачем «Господи, спаси благочестивыя» по отношению к царям, которых нет, зачем, зачем, зачем? Зачем вообще вся эта сложность строя нашей службы, когда для самого простого последования необходимо сочетание как минимум трех богослужебных книг, а чаще всего и более?

    Для того чтобы ответить на вопросы, порождаемые этой логикой, предложу Вам следующее сравнение. Давайте поставим перед собой икону Троицы преподобного Андрея Рублева и какую-нибудь западного происхождения рождественскую открытку. У протестантов там чаще всего не будет ни изображения Спасителя, ни Божией Матери, а просто какой-нибудь радостный человек, улыбающийся красивой с точки зрения стоматологии улыбкой, рядом с женой и в окружении детей. Всем своим видом он показывает, что Бог его благословляет и что жить ему хорошо. Либо это будет заснеженный домик с тепло светящимся окошком. И будет какая-нибудь подпись вроде «Приди, приди ко мне, мой Иисус». Конечно же, понять такую открытку несложно. Равно как несложно понимать и плакаты советской эпохи. Но есть огромная, на порядки простирающаяся разница по смысловому наполнению между этой открыткой, которую ты сегодня увидел, краем сознания понял и завтра забыл, и иконой Троицы преподобного Андрея, которую постигать – и как художественное произведение, и как умозрение, богословие в красках – необходимо будет всю жизнь, и жизни может не хватить. Так и ужасной редукцией, страшным усечением жизни нашей Церкви было бы упрощение, сокращение нашего богослужения. Кроме того, не забудем, что одним из принципов духовной жизни православного христианина является усилие. «Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Матф.11:12) – говорит Спаситель. Так почему же следует отнять у людей возможность этого труда над постижением богослужения, над тем, чтобы и на уровне филологии, и на уровне смыслов, день за днем, год за годом прилагать силы своей души к тому, чтобы все больше и больше выносить из годичного богослужебного круга. Дай нам Бог этого сокровища не лишиться. Сказанное не исключает, повторю, возможности существования вспомогательных переводов, которые, как стихотворные подстрочники, могут нам помочь что-то уразуметь, но которые, как подстрочник, никогда не заменят поэтического перевода. Так же и русский перевод никогда не заменит дивной стихии церковнославянского языка.

    Поддержи «Татьянин день»
    Друзья, мы работаем и развиваемся благодаря средствам, которые жертвуете вы.

    Поддержите нас!
    Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.

    Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru