rss
    Версия для печати

    Полураспад. Жители уральской деревни Муслюмово обитают там, где по всем правилам жить невозможно

    В годовщину Чернобыльской катастрофы предлагаем читателям рассказ Александра Корниенко и фотоисторию Алексея Голубцова о печально знаменитой реке Теча на Среднем Урале. На ее берегах до сих пор живут люди — несмотря на то, что в 1950-х годах здесь произошла авария на ядерном реакторе комбината «Маяк», повлекшая радиационное загрязнение целого региона.

     

    Текст: Александр Корниенко
    Фото: Алексей Голубцов. Расширенную версию фотоистории см. на странице ТД в Facebook.

    ***
     

    Челябинская область, весна 2006-го.

    Расскажу, чем лично для меня отныне является радиация. Раньше, если и вспоминался школьный курс физики, то  в голову приходили лишь общие названия: бэры, зиверты и прочие кюри. Или вот про Чернобыль передачу посмотришь, к юбилею катастрофы. Дескать, съездил человек на ликвидацию в восемьдесят шестом, покидал разлетевшийся от взрыва графит лопатой обратно в реактор, получил статус ликвидатора, пенсию по инвалидности и стойкую импотенцию. Есть общее впечатление…



    На рентген сходишь в положенное время, тебе скажут традиционное: «Не дышать!» К слову, кто-нибудь заметил, что положенный срок флюорографического исследования в поликлиниках сейчас увеличился? С одного раза в год до двух. Интересно, с чем это связано.

    Фанатам игры «Сталкер» проще. Борьба с радиационной угрозой им представляется простым алгоритмом: закинул пару аптечек, проглотил литр водки — вот и отпустило, датчик загрязнения в норме.

    В общем, как правило, в плане радиационного ликбеза бы таскаем в себе полный набор заблуждений и штампов. Мол, радиация — штука, которую человеку нельзя увидеть, унюхать или услышать без специальных приспособлений.

    Семь лет назад по поручению одного краеведческого журнала мы с Лехой Голубцовым побывали на берегах печально знаменитой реки Теча. В эту уральскую речку  советские атомщики в пятидесятых годах прошлого века активно выливали радиоактивную «чачу» из своих «казанов»-реакторов, в которых из урана варили плутоний. Технология здесь описывается примерно, поскольку автор не физик и не ядерщик. Но суть, будем надеяться, точна. Раствор после реакции просто выливался в здешнюю гидросистему, без какой либо очистки. Что сказать — технология процесса была неизвестна, атомщикам приходилось продвигаться в своих знаниях опытным путем. Кто их сейчас упрекнет?! Стране срочно нужна была бомба.



    Вот что по этому поводу говорится в официальных источниках:

    «Стальные подземные емкости, построенные для хранения, не смогли вместить большие объёмы неупаренных отходов. Чтобы избежать остановки завода руководство атомного проекта в 1949 г. приняло решение сливать высокоактивные отходы предприятия в р. Теча».

    Лишь пять лет спустя ученые заметили резко увеличившуюся смертность местного населения. И соорудили знаменитый Теченский каскад — сеть искусственных прудов-бассейнов для фильтрации и очистки радиоотходов. А до этого, повторюсь, пять лет жидкие отходы ядерного производства лились в реку и оседали в донных отложениях на десятки и сотни километров. Изотопы со Среднего Урала сегодня отслеживаются учеными на берегах Обской губы.

    Уже позже, в пятьдесят седьмом, на атомном комбинате «Маяк» случился взрыв с выбросом радиоактивного газа в атмосферу. «Джин» облаком прошел на северо-восток по Челябинской и Свердловской областям, оставив после себя так называемый ВУРС (Восточно-Уральский радиоактивный след). Но это другая история.

    Наш рассказ о деревне Муслюмово. Известный населенный пункт, между прочим. Несколько лет назад в прессе гремела федеральная компания по переселению населения Муслюмово на новое место. Начальник Минатома Кириенко приезжал, выделялись миллионы рублей на процесс. Людям построили новые села, где-то в степи, подальше от берегов красивой степной реки. Как говорят, многие переселяться так и не захотели… 

    Были мы в Муслюмове пять дней. Воду все это время старались пить из магазинных бутылей. Картошку, перед тем как бросить в суп, мерили дозиметром. Серьезно. Каждый вечер обувь замеряли. Подносишь прибор к подошве, а он все не показывает. Вернее показывал норму. Четырнадцать микрорентген. Естественный для Среднего Урала фон, вроде.

    В последний же вечер перед отъездом со включенным дозиметром решил я спуститься с высокого берега реки Теча по тропинке прямо к воде. Голубцов шел рядом, щелкал своим «Никоном». На счетчике началась форменная  свистопляска: 0,030 — 0,090 — 0,170 — 0,250 — 0,410… Четыреста десять микрорентген у самой воды! То есть примерно в сорок раз выше нормального фона. Внизу задерживаться как-то сразу расхотелось. Пусть ученые-физиологи и дальше спорят о безвредности малых доз радиации. Трещащий дозиметр начинает очень нервировать уже через несколько секунд.


    Как рассказал наш проводник, Гасман Кабиров, наверху — это еще ерунда. Самый уровень «звенит» в донных отложениях. То есть, в речном песке. А ведь муслюмовцы еще в детстве барахтались в здешнем речном иле несколько летних сезонов подряд.  Еще недавно по этим берегам ходили коровы на водопой. А после муслюмовские бабушки возили молоко на челябинские рынки, благо город в нескольких десятках километрах.

    Насколько мне известно, теперь людей из Муслюмова вроде всех переселили. Но радиация никуда не делась. Как рассказал Гасман, не так давно, на теченском берегу упало дерево. Кто-то решил померить его корни. Датчик показал почти один рентген в час. Подумалось,  что отдыхать в этих местах — все равно что собраться выпить пива с друзьями в работающем рентгенаппарате. Радиация по-прежнему там. Она никуда не делась. Смотрит на нас и ждет. И время у нее для ожидания достаточно. Распадутся эти изотопы примерно через 40 тысяч лет.

    К слову, по информации ученых, Чернобыльский радиоактивный выброс все же дошел до Урала. Через неделю после взрыва. А еще такая тема: оказывается, продукты выбросов в атмосферу после многолетних американских и советских ядерных взрывов до сих пор носятся где-то там, за облаками. И выпало на землю всего порядка 10-15 процентов радионуклидов. Остальным частицам еще предстоит падать на наши седые головы.

    ***

    Курган. 27 сентября 2012 года. ИНТЕРФАКС-УРАЛЗапрет на использование реки Теча по-прежнему не снят, сообщает пресс-служба управления реабилитации территорий и защиты населения Курганской области. Купаться и ловить рыбу в реке запрещено, не нужно устраивать на берегу реки пикники и жечь костры. Ожидать заметного снижения содержания радионуклидов в воде не приходится, поскольку процесс самоочищения природы от радиоактивных продуктов происходит медленно, кроме того, процесс замедляют ежегодные фильтрационные поступления из Теченского каскада водохранилищ, вымывание радионуклидов из здешних болот. В настоящее время Теча сохраняет статус самой радиоактивно загрязненной реки России, подчеркивается в пресс-релизе.


























    Вставить в блог

    Полураспад. Жители уральской деревни Муслюмово обитают там, где по всем правилам жить невозможно

    Полураспад. Жители уральской деревни Муслюмово обитают там, где по всем правилам жить невозможно

    26 апреля 2013

    Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru