rss
    Версия для печати

    Весна ещё в начале. В Москве проходит многодневный субботник

    В субботу 20 апреля стартовал городской субботник «Чистый город». Более тысячи волонтёров должны будут за восемь дней очистить, отмыть, оттереть до блеска более двух тысяч городских объектов. Каждый день субботника предполагает свою тематику: День чистого искусства, чистого памятника, витрины, остановки, подъезда — фантазия безгранична, есть даже «Чистый четверг».


    Текст: Мария Строганова

    Фото: Евгений Глобенко


    ***

    Организатор всего этого крупномасштабного праздника чистоты Департамент культуры города Москвы. В первый же день субботника — «День чистого искусства» — мы решили, что надо бы увидеть, как все происходит, своими глазами. Тематика, заявленная в названии субботнего дня, предполагала уборку культурных центров столицы — музеев, театров, библиотек и домов культуры. Первым же пунктом программы стоял кинотеатр «Художественный».

     

    День первый



    Подхожу к кинотеатру, около главного входа две девушки моют стёкла афиш, на асфальте полулежит фотограф и снимает весь процесс, смеётся, выбирая лучший ракурс. Ну, думаю, субботник в разгаре, вот уже и волонтёры, сейчас я со всеми поговорю, всё узнаю. Захожу за угол: с правой стороны, у входа в кассы стоит группа людей. Неужели тоже волонтёры? Наверно им раздают задания. Спешу подойти — слышу:

    — Арбат — одна из самых известных московских улиц…

    Так, все ясно — экскурсия. Иду во внутренний двор, навстречу девушка в зеленых резиновых перчатках, ага, она-то наверняка убирается?

    — Простите, а где здесь проходит общегородской субботник?

    — А вы к нам волонтёром?

    Я, несколько поколебавшись, киваю: как известно, самый лучший путь узнать все подробности проходящей операции — оказаться внутри неё. Заходим во внутренний двор.



    — Вот наш директор, Тигран, знакомьтесь.

    — Очень приятно.

    — Как вас зовут?

    — Маша.

    — Маша. Вы наш первый волонтёр.

    — Как? А девушки там у входа?

    — Нет, это всё наши.

    Маша, да не наша. Да, не густо. Спрашиваю чем помочь. Девушка скептически осматривает мой наряд — туфли на каблуках, юбка…

    — Да… В таком виде? Даже не знаю. Вот мы тут задумали газон посадить.

    — Так давайте я помогу, это я люблю, это я привычная.

    Тигран и еще один молодой человек перекапывают землю, разбивают комья лопатой. Беру грабли, пристраиваюсь рядом. Надо отделять мусор — корни, камни, дёрн и разравнивать землю под будущий газон. Вот я и открыла садово-огородный сезон. Кто бы знал, что это произойдёт в центре Москвы. Жарко — плащик долой, туфли бы еще сбросить. Неудобно, ведь волонтёром-то я быть не собиралась, даже как-то неловко.  


    — А у вас каждый год так все проходит? — спрашиваю девушку, работающую рядом.

    — Нет, это первый год такое внимание. А вы к нам откуда?

    — Да… я из интернета узнала.

    — Узнали и решили к нам, в «Художественный»?

    — Да, хотя если честно я у вас в кинотеатре ни разу не была.

    — Как? Тигран, вот девушка пришла нам помогать, а сама ни разу у нас не была.

    — Ну, теперь у неё будет сразу золотая карточка.

    Я смеюсь. Эх, друзья, знали бы вы, что если бы не редакционное задание, сидела я сейчас дома, чаи гоняла. Стыдоба! Работаем быстро, дружно. Две девушки собирают мусор в мешки, третья подметает мостовую.

    — О! У вас тут даже червяки есть!

    — На рыбалку пойдем!

    — Сейчас я сделаю экогазон, — радостно восклицает Тигран. Берет из подсобки плиточный кирпич и начинает выкладывать через газон дорожку к крыльцу здания. На крыльце бледная, выцветшая вывеска «Казино».

    — Когда-то было, а теперь вот посадим газон, столики поставим, кресла — отличный отдых на свежем воздухе.


    Идёт время, все уже устали, а обещанной помощи от Департамента нет и нет. Вот уже и газон можно сажать — земля перекопана, мешки для мусора забиты под завязку. Тигран разбрасывает семена, единственный дворник в спецформе поливает из шланга засеянную землю.

    — Али, и плитки промой, пожалуйста.

    Сметаем землю с тротуарной плитки — красота. Теперь, проходя мимо от метро «Арбатская», обязательно буду подглядывать через решетку — растёт ли газончик?

    Вдруг из-за угла появляется группа молодых людей: повязки на рукавах, сумки с символикой субботника в руках — зеленый листочек «Я люблю Москву», сопровождающая — девушка фотограф. Неужели долгожданная помощь? Но рано обрадовались:

    — Мы работать не будем, мы только сфотографируемся и уйдем.

    «Художественники» даже онемели от такой наглости.

    — Нет, ребята, мы на такое не подписываемся.

    Фотограф начинает объяснять, что они уже работали, устали, пришли с другого объекта, но нужно для отчета здесь тоже «как бы поработать».

    — Но ведь так нельзя, это неправда будет — все эти ваши фотографии.

    Ко мне подходит один из волонтёров и предлагает помочь, а то больше разговоров. Ему кричат, чтобы надел повязку. Без повязки нельзя, не полагается безотчетно работать. Еще несколько ребят начинают подметать, девушка-фотограф их активно фотографирует, остальные так и стоят у забора с сумочками в руках.

    Бедные «художественники»: все волонтёры у них не настоящие. Одна — шпионка-журналистка, прикинулась волонтёром для сбора информации, другие пришли «для галочки», сфотографироваться и удрать. В конце концов, всё равно всё делается своими силами. Даже обидно, на сайте Департамента культуры так красиво всё представлено: расписание субботника, карта Москвы с отмеченными на ней объектами «чистки», пункты выдачи инвентаря. Неужели это только благие намерения? Да, всё-таки совместный труд, как говорил кот Матроскин, объединяет. Я совсем мало знаю этих людей из кинотеатра «Художественный», а стоило поработать бок о бок —  уже и за страну обидно, и за них, и хочется смотреть с укором на ненастоящих «потёмкинских» волонтёров.


    Пора прощаться, подхожу к девушке-организатору.

    — Спасибо вам. Приходите к нам в кинотеатр.

    —  Теперь обязательно.

    —  Подождите, а может, пообедаете с нами?

    —  Нет, что вы, спасибо.

    А сама думаю — вот будь я настоящей журналисткой, обязательно пошла бы, стать своей —  высший пилотаж. Но мне стыдно.

    Прощаюсь с директором. Мне действительно было очень приятно поработать здесь, я как-то совсем иначе представляла себе коллектив «Художественного» —  мрачного, серого здания на Арбате, а все оказались такими молодыми, дружными, вспомнить хотя бы мальчишеский задор, с которым этот молодой человек выкладывал плиткой дорожку на газоне.

    — Спасибо вам!

    — Вам спасибо, вы зайдите в понедельник, я вам выдам золотую карточку.

    — Да нет, что вы, я так…

    — Нет-нет, обязательно зайдите, скажете, что к Тиграну, вас проводят.

    Эх, не заслужила я вашей карточки, директор.

     

    День второй. «Чистый памятник».

    Резко похолодало, хорошо, что дождя нет, хотя грозилось небо. После вчерашнего дня ноги болят, руки не сгибаются —  вот и «привычная». В программе сегодняшнего дня аж двадцать один памятник. Сразу заглянула в Брюсов переулок —  скульптурная композиция «Весть» значилась в расписании одной из первых. Пока никого нет, в Леонтьевском, у памятника Гянджеви Низами —  тоже никого. Бегу на Петровку, к Высоцкому.



    Здесь уже издалека видно —  что-то будет. Стоит микроавтобус с символикой субботника, по бокам раскинувшего в небо руки Высоцкого — две стремянки, разложены пульверизаторы, тряпочки. Из микроавтобуса и мне выдают сумочку, нарукавник «зелёного дружинника» и значок. Всё, я опять волонтёр. Но дело не движется. Ждут прессу и Сергея Капкова —  руководителя Департамента культуры. А волонтёров много — молодёжь, студенты? Спрашиваю девушку из микроавтобуса как здесь всё организованно.

    — У нас существует несколько волонтёрских организаций с которыми мы работаем.

    — То есть простых людей-добровольцев нет?

    — Нет, — улыбается она, — такого, чтобы пришёл помочь просто кто-то со стороны, практически не бывает.

    Рассказываю про вчерашний день, она смущённо кивает.

    — Да, вчера у нас была некоторая несогласованность, а сегодня уже втянулись, по всему городу идут наши.

    Волонтёры начинают потихоньку подметать, смеются и машут дворникам: «Идите-идите, это наш мусор». Моют заодно и будку ДПС, мемориальные таблички, мостовую. У постамента ставят магнитофон — голос Высоцкого едва слышен, но все таки обстановка создана. Появляется пресса — телеканал «Звезда», «Москва-24». Капкова, кажется, уже никто не ждёт. Молодые ребята забираются на стремянки, начинают мыть памятник. Суета: камеры, фотоаппараты, репортёры берут интервью у самой головы Высоцкого — выигрышная точка. Грязный ли памятник? Удобно ли работать? А как вы относитесь к Высоцкому?


    Подъезжают новые волонтёры.

    — Только что у Никулина были, хотите теперь с нами в «Музеон»?

    Делятся программкой, телефонами — совсем другое дело. Но почему-то не так интересно, как вчера, все как в телевизоре, нет живого чего-то. Поработать, может, не дали — поэтому? Вот я стою с повязкой на рукаве, а помогать и не надо, ну куда на один памятник такая толпа молодёжи, телевизионщиков, журналистов. Все тут уже схвачено, сделано, и без нас хорошо. Впрочем, грех жаловаться: дело идет, субботник, кажется, набирает силу, а неудачу первого дня спишем на случайность. Первый весенний субботник, будем жить. Как там пел Высоцкий?

    Весна ещё в начале —
    Ещё не загуляли,
    Но уж душа рвалася из груди!

    Главное, что все работают, молоды, веселы и памятники чистые, и Высоцкий смотрит в небо уже совсем другими, как будто зрячими глазами.


    Вставить в блог

    Весна ещё в начале. В Москве проходит многодневный субботник

    Весна ещё в начале. В Москве проходит многодневный субботник

    22 апреля 2013

    Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru