rss
    Версия для печати

    Епископ Балашихинский Николай: Искренность – лучший контролер качества нашей работы

    1 января 2012 года Святейший Патриарх Кирилл возглавил хиротонию епископа Балашихинского Николая (Погребняка). Год спустя, мы публикуем интервью, сделанное вскоре после рукоположения. Владыка Николай рассказал о том, как переживается хиротония, почему после нее становится страшно, вспоминает тех, чье служение ему запомнилось и говорит о наших церковных «болезнях» и ошибках в общении между собой.

    - Владыка Николай, если можно, первый вопрос – о епископской хиротонии. Как она  воспринимается изнутри?

    - Епископскую хиротонию принято называть личной Пятидесятницей. Раньше это расхожее название было для меня просто привычным обиходным обозначением Таинства. Но во время рукоположения я понял, что это - действительно реальное, ощутимое, буквально осязаемое состояние чуда сошествия благодати Святого Духа. Всем своим естеством переживаешь что-то совершенно новое, чего с тобой никогда не было. Это совершенно удивительное чувство!

    Хиротония. 1 января 2012 года. Храм Христа Спасителя. Фото www.patriarchia.ru Хиротония. 1 января 2012 года. Храм Христа Спасителя. Фото www.patriarchia.ru

    Еще, конечно, начинаешь ощущать ту великую меру ответственности, с которой связано архиерейское служение. Причем понимаешь, что это не некая общая ответственность, а лично твоя, причем настолько личная, что, я бы сказал, становится страшно.

    - Страшно?

    - Да. Но не потому, что хочется повернуться и убежать. Это иного рода страх – близкое, ясное ощущение близости Божией, великое и страшное для человека.

    А еще хиротония - это особая духовная радость, пребывая в которой, вдруг начинаешь по-другому воспринимать все, что тебя окружает. Происходит переоценка ценностей. Не могу сказать, что все изменилось кардинально, но некоторые вещи, которые раньше представлялись необходимыми и важными, отошли на второй план.  

    Хиротония. 1 января 2012 года. Храм Христа Спасителя. Фото www.patriarchia.ru Хиротония. 1 января 2012 года. Храм Христа Спасителя. Фото www.patriarchia.ru

    - Ощущения от совершения литургии после принятия епископского сана изменились?

    - Лично для меня литургия всегда была ответственным и торжественным делом. Независимо от того, где она совершается - в скромном деревенском храме или в большом соборе - всегда, несмотря на, если угодно, формат, чувствуешь, что это - великое Таинство Божие.

    Но я  все-таки еще начинающий архиерей, и мне трудно судить о полноте восприятия. В ходе совершения литургии сейчас я больше стараюсь контролировать каждое действие, поворот, жест… это пока еще не на уровне высокого автоматизма, который возникает, когда священнослужитель не только хорошо знает чинопоследование, но уже вжился в его совершение.

    Хиротония. 1 января 2012 года. Храм Христа Спасителя. Фото www.patriarchia.ru Хиротония. 1 января 2012 года. Храм Христа Спасителя. Фото www.patriarchia.ru

    - Вам доводилось служить со многими архиереями и священниками нашей Церкви. Сослужение с кем особенно запомнилось?

    - Мне много раз доводилось совершать соборные литургии, и всегда очень глубоко запоминалось, как служил божественную литургию наш правящий архиерей, митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий. Каждое, даже малейшее его движение очень органично: смотришь и понимаешь, что только так и нужно, и ощущаешь полную меру ответственности предстояния перед Богом. Конечно, это происходит благодаря  огромному богослужебному опыту владыки, который соизмерим с опытом очень немногих нынешних священнослужителей.

    Моя епископская хиротония совершилась 1 января, и так получилось, что именно 1 января владыка Ювеналий был рукоположен во священника. Для меня это очень знаменательное совпадение.

    Очень впечатляющими для меня являются литургии, которые совершает Святейший Патриарх Кирилл. Особенно запоминается то, что говорит Святейший, потому что в своих проповедях он отвечает на те вопросы, которые многие из нас себе уже задают, но, может быть, еще толком не могут сформулировать. Патриаршие богослужения – это всегда исторический момент, но не из-за того, что происходит какое-то решающее событие, а потому что озвучиваются новые темы, открывающие новый поворот, новую грань нашей церковной жизни. Причем ведь Патриарх говорит не от себя, а так, как Господь вразумил его сказать именно в этот момент.

    А так, конечно, за годы служения мне приходилось видеть много богослужений очень красивых, интересных, трогательных, особенно когда их совершали пожилые архиереи. Один из них – митрополит Псковский и Порховский Иоанн, почивший в 1990-м году. Владыка Иоанн был пострижен в монахи до революции, и очень чувствовалось, что это человек «оттуда», из нашей старой России. Опыт сослужения ему был особым, совершенно удивительным.

    - В последние месяцы в Русской Церкви совершается много хиротоний. У многих в связи с этим возникают вопросы. А что думаете Вы?

    - То, что происходит сегодня - новая страница в жизни Церкви. В декабре 2011 года прошли курсы для новопоставленных архиереев, которые я посещал с большим удовольствием. И мне очень запомнились слова владыки Илариона (Алфеева) о том, что мы – архиереи нового поколения, нового призыва…

    - … нового формата?

    - Формат прежний. Тут именно вопрос поколения.

    Что касается рукоположений, это решение было подсказано быстротекущим временем. Мы еще не в полной мере понимаем, где, как и когда это будет нужно, а взгляд Святейшего Патриарха несколько опережает события, горизонт ему виден шире и объемнее, чем рядовому церковному человеку.

    Святейший много ездит и очень хорошо знает жизнь нашей провинции, глубинки, причем не парадную ее сторону, а как на самом деле живут. Помню, после поездки на Дальний Восток именно Патриарх поставил перед высшими эшелонами власти вопрос о судьбе малых народов. Это инициатива, которую трудно переоценить, и то, о чем сейчас молчит власть. Таких инициатив много, и создание новых епархий и рукоположение архиереев – одна из них, причем с очень дальней перспективой.

    Задача архиереев нового поколения - полноценная организация церковной жизни там, где ее никогда не было. Относительно недавно один архиерей рассказывал мне о том, что ему приходится делать. Это действительно подвижнический труд, сопоставимый с трудом апостольским. Сегодня Церковь продолжает дело апостолов, новое поколение архиереев призывается к такому высокому служению. А как будет складываться дальше, мы не знаем.

    - Но ведь, по идее, организация церковной жизни – дело не только архиереев?

    - Да! Очень важно, чтобы народ Божий максимально активно принял участие в этой инициативе и помогал всеми силами. Часто в СМИ под словом «Церковь» подразумевается духовенство, но ведь на самом деле Церковь – это все православные христиане, и миряне - это не просто статисты, а активные участники церковной жизни, составляющие большинство в церковном сообществе.  

    Патриарх Кирилл уделяет особенное внимание тому, чтобы к миссионерскому и разным видам социального служения привлекались прежде всего миряне. Это помогает людям воцерковиться и быть реально полезными Церкви.

    Не секрет, что в нашем обществе много проблем, с которыми не справляются государство и социальные службы. Так что то, что делает Церковь, очень нужно. К священникам нередко обращаются за помощью, но один батюшка не в состоянии помочь всем: у него просто не хватит сил и времени, а ведь ему необходимо служить, заниматься духовным просвещением людей, духовными вопросами. И тут просто неоценимо участие мирян.

    У нас была организована социальная служба памяти новомученицы Татианы Гримблит, в которую вошли молодые люди, причем не все воцерковленные. У людей (неважно – церковных или нецерковных) есть потребность творить добро, и если Церковь может помочь им в этом делании, способна подсказать, куда направить свои силы, это замечательно! Наши ребята собирают подарки, посещают больницы, создали материальную базу для своей социальной деятельности… Я сам удивляюсь, сколько всего они уже успели сделать!

    Перве благословение в сане епископа Перве благословение в сане епископа

    - С марта 2011 года Вы занимаете новую должность - пресс-секретарь Московской епархии…

    - Должность новая, но на самом деле в ней просто сформулированы те функции, которые явыполняю с прошлого тысячелетия. А вообще, СМИ Московской епархии я занимаюсь уже около 15 лет.

    Наш сайт www.mepar.ru существует уже не первый год. Коллектив у нас небольшой, но очень дружный.

    - Как Вы можете оценить работу современных церковных СМИ?

    - Картина очень пестрая. В принципе, тут непочатый край работы, но для пользователей интернета, для этого огромного информационного океана церковные СМИ пока еще островки, не представляющие собой даже архипелага.

    То, что они существуют, очень отрадно, потому что по большей части интернет - пространство достаточно недоброжелательное, я бы даже сказал, опасное, куда можно попасть, как в трясину или пучину. Очень нетрудно увлечься чем-то, что в этом безбрежном океане плавает, а это приводит к весьма трагическим последствиям: мы знаем людей, которые впадают в зависимость и готовы с утра до вечера проводить время за компьютером, пренебрегают абсолютно всем, получая от общения с этим информационным пространством удовлетворение сомнительного свойства.

    На фоне всего этого церковные СМИ – островки нормальной жизни и нормального отношения к происходящему, глоток чистого воздуха в океане лжи и пошлости.   По возможности, их надо развивать, расширять и делать как можно более доступными и понятными. Однако, упрощая подачу информации для тех, кто еще не вполне знаком с реалиями церковной жизни и не обладает достаточными знаниями, не опускаться до потакания дурным вкусам и некоторым несимпатичным правилам и нормам интернет-общения.

    - Человек, который пишет о Церкви, нередко допускает ошибки. Речь даже не об ошибках в терминах, а о неправильном выборе интонации, манеры подачи материала… Как этого избежать?

    - Надо представить, что мы стараемся рассказать об очень ценном, что нельзя обидеть, унизить, приземлить, подать в недостойном виде. Я бы охарактеризовал это словом «искренность». Искренность – лучший контролер качества нашей работы.

    И, кончено же, надо не стесняться углублять и расширять свои познания.

    - По Вашим наблюдениям, сильно изменились церковные люди, скажем, с конца 80-х годов до сегодняшнего дня? 

    - Конец 80-х годов – излет перестройки, первые годы свободы Церкви, когда, наконец, появилась возможность делать что-то помимо богослужений.  Мы стали организовывать первые воскресные школы, но не имели никакого опыта, так что приходилось действовать интуитивно. Помню первое Епархиальное собрание Москвы, на котором была озвучена возможность создания воскресных школ. В зале еще присутствовал уполномоченный по делам религий, и один из батюшек поднялся и спросил: «А слайды можно будет показывать?» Это же насколько Церковь была принижена, забита! Нам было запрещено буквально все, и мы сами не верили, что теперь что-то можно. 

    Действуя интуитивно, мы быстро набрали силы, а потом наступили 90-е - очень напряженные в социальном плане. Людьми овладевало отчаяние, они не знали, что делать, и единственной надеждой для них была Церковь, в которой они наделись найти утешение и ответы на свои вопросы.

    Сегодня главная задача Церкви осталась прежней – спасение человека для жизни вечной. Но появилось гораздо больше сложностей, потому что то безусловное доверие, та открытость, с которой люди приходили в храмы в 90-е, сменились зараженностью скептицизмом в отношении Церкви. Во многом причины этого – в то безусловное вранье и грязь, которые выливаются на Церковь и прежде всего в адрес священнослужителей.

    Высказался один из священников, что надо поскромнее одеваться – и вот начались обсуждения, что Церковь пытается людям дресс-код навязать. Но ведь если посмотреть полный текст выступления, мы увидим, что там все нормально, а то, вокруг чего строятся споры – просто вырванная из контекста цитата.  Так можно и из Священного Писания набрать цитат и ими подкрепить нечто, совершенно противоположное учению Христа.  По-моему, это просто бессовестно.

    А если говорить о трудностях-опасностях, молодому человеку очень важно сохранить чистоту.

    - Это все говорят!

    - Потому что это очень важно. Человек может покаяться и очень многое исправить, но есть вещи, которые утрачиваются навсегда.  Для тех, кто хочет стать священнослужителями, сохранить чистоту просто необходимо, но, по большому счету, это необходимо для всех. Испакостить свою жизнь очень легко, а разбитую чашку потом не склеишь.

    Поэтому нужно создавать жизнеспособные сообщества молодых людей, микроколлективы, у которых был бы определенный иммунитет против пороков общества: в них не будут сквернословить, употреблять алкоголь или что-то похуже. Если образуется такая среда, то и другие люди к ней потянутся. Это не значит, что члены церковного сообщества окажутся в какой-то изоляции или будут как оранжерейные растения. Конечно, они будут жить в мире и столкнутся со злом, но у них выработается иммунитет и активная позиция относительно вызовов мира.

    Сегодня спорят, надо ли вводить в школах ОПК. Непременно надо! Вот у нас в области сейчас внедряется курс ОПК для детских садов. Учебник по этому курсу очень доступный, доходчивый, а самое главное, с любовью сделанный. Если дети привыкнуть видеть и считать своим не мерзость, а хорошее, будут знать, что такое настоящие ценности,  вряд ли их соблазнит что-то злое и чужое даже в очень яркой упаковке.

    - Осенью в Манеже проходил круглый стол, посвященный проблемам современной церковной жизни. Один из обсуждавшихся там вопросов касался отсутствия христоцентризма: люди интересуются тем, какой длины юбку можно носить и в каких ситуациях надевать платок, нужна ли нам монархия и как свечи передавать, а внутренняя жизнь остается за границей разговоров. Так что если открыть церковный интернет-форум, он будет заполнен скорее дискуссиями о таких вот вещах, а не о Священном Писании...

    - Увлечение такого рода вопросами - это болезнь неофтов. Когда человек целиком входит в жизнь Церкви, ему попросту некогда заниматься ерундой. Такого рода заботы никогда не были важными с точки зрения Церкви.

    Понятно, что надо выбирать практичную одежду, в которой можно и земной поклон сделать, и кому-то активно помочь, что-то скромное, нормальное, сделанное с учетом человеческого достоинства.  Это не требует активного обсуждения.

    Если об этом начинаются дискуссии, мы сами виноваты, потому что надо начинать дискуссии на более важные темы.

    К сожалению, у нас есть такая церковная «болезнь», когда «старожилы» начинают поучать новопришедших, одергивать, возмущаться, что они не так и не там ходят, не знают, как перекреститься…

    - А это действительно есть? Иной раз кажется, что это миф, который продолжает жить в публикациях в СМИ и церковных байках…  

    - Есть!  По средам у меня выходят передачи на местном телевидении, и часто звонят люди и жалуются, что пришли в храм, а их там обругали; они неумело поставили свечку, и свечница эту свечку затушила, переставила, и теперь им обидно…  С этим просто необходимо бороться!

    Надо помнить, что каждый человек, который пришел в храм, послан Богом. И для нас, тех, кто бывает в храме регулярно и знает, как себя вести, это повод проявить пример божественной любви, которая новопришедшему человеку пока еще недоступна. И потом, откуда мы знаем, вдруг этот человек пришел, чтобы стать святым? Мы просто не имеем права его одернуть, обидеть и уж тем более прогнать. И если уж вынуждены сделать замечание или поправить, то надо сделать это максимально бережно, аккуратно, с любовью. Так, чтобы, глядя на нас, остальные понимали, какая великая ценность - вера Христова, какая великая радость – быть членом Церкви Христовой и какая великая ответственность - быть христианином.

    В молодые, студенческие годы эта ответственность может проявиться особенно ярко. И дай Бог, чтобы все мы умели это не только осознать, но и проявить.  

    "Татьянин день" сердечно поздравляет владыку Николая с первой годовщиной епископской хиротонии! Помощи Божией, мира, радости и многая лета!

    Вставить в блог

    Епископ Балашихинский Николай: Искренность – лучший контролер качества нашей работы

    Епископ Балашихинский Николай: Искренность – лучший контролер качества нашей работы

    1 января 2013

    Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru