rss
    Версия для печати

    Дискуссия в «Русском репортёре». Мы разные, но можем понять друг друга

    - Здравствуй! - Привет! Ты кто?- Я общество. А ты?- А я Церковь.

    Если бы такой диалог между двумя лицами в действительности мог произойти, я думаю, мы были избавлены от непонимания и огорчений последних месяцев. Но «общество» и «Церковь» остаются лицами собирательными, из мира идей, поэтому диалог между ними, вопреки стараниям, распадается на тысячу менее значимых и более сумбурных личных объяснений. Именно это было заметно на вчерашней встрече в «Русском репортёре» по теме «Государственная религия? О месте и роли Церкви в государстве и обществе». Эмоциональные трассеры чертили пространство меж сценой и залом, в рядах слушателей. Невидимые, но вполне ощутимые. Аудитория очередной «среды РР» в клубе Zavtra подобралась беспокойная. Вопросы к выступающим на грани и за гранью фола. Я, впрочем, не заметил среди критиков откровенных недоброжелателей, циников и злодеев. По-моему, это люди, желающие правды и по-своему принципиальные, но только с трудом разбирающиеся в церковной тематике и кем-то настроенные добиваться правды на поприще антиклерикализма.

    Александр Голомолзин не впервые участвует в акциях, направленных против роставлияния Церкви. На встрече в РР А. Голомолзин предстаёт вполне милым человеком и уверяет собравшихся, что считает себя верующим, ходит в храм и т. д. Увы, так сложился мировоззренческий пасьянс, что больше всего Александра беспокоит состояние науки и школы, науку же и школу с их точными знаниями дружба с религией, по его мнению, непременно испортит. Эта идея, будучи однажды взятав голову, заслоняет другие заботы и опасения. В МИФИ, цитадели фундаментальной науки, открыт православный храм и студенты – о, ужас –ходят в него и молятся. В таком случае чтобудет, если операторы на своих рабочих местах начнут молиться и оставят без присмотра сложные и опасные ядерные устройства? Россия в опасности! Призрак ядерной катастрофы встаёт над всеми нами. Неудивительного, что в борьбе со столь страшной угрозой возглавляемый Голомолзиным фонд «Здравомыслие» готов применить самые крайние средства. Например, с недавних пор «Здравомыслие» стало сотрудничать с известным кощунником и публичным провокатором Невзоровым, человеком за гранью добра и зла, представляющим вообще-то верх нездравомыслия и, по совместительству, Хиросиму и Фукусиму нравственности. Очень жаль, но такова ирония судьбы и картина, типическая для многих, кто«сидит в танке» своих субъективных ощущений. Война антиклерикалов с Церковью – явление во многом иррациональное и выражающее сложное, противоречивое и постоянно «циклящееся» состояние ума.

    Когда встреча подошла к концу и эмоции улеглись, я понял, о чём не сказал Александру и что должен был сказать. Смотрел ли он в своё время телесериал «Школа»? Творение Гай Германики даёт, между прочим, наглядное и красочное представление об угрозах науке и школьному знанию. О том, почему падают и будут падать самолёты, автомобили – таранить людей на тротуарах и остановках, страна же в целом продолжит погружаться в невежество и мракобесие. Причина всего этого не в клерикализации или чрезмерном увлечении россиян молитвой. У ядерного реактора сегодня значительно больше шансов (не приведи Бог) взорваться, когда оператор смотрит «порнуху»; хищения и разгильдяйство по своему происхождению –это вполне светские явления, новые же академики гинзбурги и алфёровы навряд ли выйдут из молодёжной среды, подавленной алкоголем и телевизором. Против всего этого решительно восстаёт Церковь, предлагая помощь и служение. И будь фонд Голомолзина «Здравомыслие» по-настоящему здравомысленным, для участников данной организации не представляло сомнений, с кем стоять сообщаис кем по разные стороны мировоззренческих баррикад.

    Каков результат прошедших более чем двухчасовых собеседований? Можно ли сказать, что стороны достигли, по крайней мере, малого общего понимания? Мне представляется, одним из наиболее отчётливых сигналов для аудитории состоял в том, что представители Церкви не затушёвывали проблем и подчас очень и очень критически отзывались о состоянии церковно-государственных связей. Да, Русская Православная Церковь не вполне удовлетворена отношением власти. «Давайте не переоценивать степень близости Церкви и государства, – сказал, в частности, протоиерей Максим Козлов. - Я абсолютно не убеждён в том, что государство сейчас рассматривает Церковь так, как сама Церковь рассматривает себя – как онтологически значимую часть общества, без которой, оно, общество разваливается. Государство смотрит на нас как на некую декорацию, инструментально. Как на нечто полезное, например, для воспитания патриотизма». Согласитесь, что для «сросшейся» Церкви сказано нелицеприятно и жёстко. Но нужно понимать, что критика государственной власти Церковью – дружественная. Она имеет своей задачей улучшить имеющееся, а не тасовать политическую колоду, чтобы в очередной раз тащить из неё счастливую карту. В этом коренное отличие позиции Церкви от оппозиционных проектов.

    Важным являлось и то, что встреча, как подчеркнул о. Андрей Юревич, завершилась на волне самокритики и взаимного прощения. Любая иная интонация была бы не христианской и оставляла в душе ощущение незавершённости. Мы рассуждали о том, какими должны быть выступления Церкви, чтобы таковые способствовали снижению напряжённости, являли пример доброго миротворчества. Достойно выразить позицию Православия по тому или иному вопросу – нетривиальная задача, требующая от церковных спикеровумения побеждать страсти и эмоции и черпать из источников более совершенных: от святых отцов и Писания.  Последняя тема об аутентичности образа, преодолении раздвоенности между внутренним христианством и его социальным прочтением, между современным стремлением к активной общественной роли и литургическими молитвами о «тихом, безмолвном житии во всяком благочестии и чистоте» особенно драгоценна для меня как консерватора и традиционалиста по своим убеждениям. Заповедь отцов Церкви, напомню, говорит, что «жить можно и в миру, но не на юру, а жить тихо» (преп. Амвросий Оптинский). Отцы не заповедовали стремиться к лидерству в мире, быть обличителями зла или борцами за лучший общественный порядок. Мы в настоящее время произвольно выступаем в некие неизведанные для православного опыта области, многие шаги делаются на свой страх и риск. Вполне естественно, что мы зачастую начинаем строить дом на песке и начинания наши приносят не вполне ожидаемые результаты и производят конфликты. Даже с точки зрениявнешних: если мы чем-нибудь интересны и актуальны, то в первую очередь из-за своеобразия, как православные – продолжатели святоотеческой ортодоксии; благомыслов же, прагматиков, креативщиков и менеджеров хватает без нас, таковых сегодня великое множество. Предложение о моратории на эксперименты и провокационные высказывания с объявлением консервативной паузысо стороны Церквипоэтому считаю принципиальным.

    Наконец, третий важный итог, как это ни парадоксально, состоит в том, что мы просто увиделись, в очередной раз посмотрели друг другу в глаза. В современном политическом мышлении присутствует ряд тем, отличающихся натужностью и недостаточной предметностью. Легко, например, испытывать отчуждение и ненависть к абстрактно-коллективному субъекту под наименованием «Церковь», представляя её либо скопищем беспринципных и ушлых интриганов, либо в виде бездушной железной машины, сминающей всё на своём пути. Но многое меняется, когда видишь перед собой живых людей. Эти люди, возможно, придерживаются своих, отличных убеждений и взглядов.Но они уж точно не выражаютпротивного совести, последовательны, логичны и не лишены своих симпатических черт. Об этом мы по окончании встречи поговорили с ведущим, Виталием Лейбиным. Взаимное отчуждение, агрессияпогашаются педагогическим участием. Не обязательно всякий раз выходить на полемику как на корриду, выяснятьправых и виноватых, городить оборонительные апологетические фортификации. Простое внимание, спокойная, доброжелательная беседа имеют своим результатом то, что большая часть номинальных претензий к Церкви отходит.Мы разные, но можем понять друг друга. Ничто так не важно в настоящий момент, как «девиртуализоваться», от уровняполитических карикатур и комиксов переместиться на уровень непосредственных жизненных ощущений. В этом планередакция «Русского репортёра» берёт на себяблагодарную трудную миссию. Спасибо ей за это. Воистину, не все СМИ одинаковы. В ближайшем будущем организаторы обещали продолжение – на средах РР по предложению о. Максима Козлова решено искать модели новой представительности, наводить мосты между представителями Церкви и здоровой культурной частью общества. Помогай Бог!

     Редакция сердечно благодарит Михаила Моисеева за любезно предоставленные фотографии.

    Смотрите также:

    Верю – не верю, или Диалог в жанре примера (АУДИО)Верю – не верю, или Диалог в жанре примера (АУДИО)

    Верю – не верю, или Диалог в жанре примера (АУДИО)

    10 ноября 2011

    Вставить в блог

    Антон, Москва5.12.2012 13:20 #
    И ещё о несовместимости науки и христианства. Вот что сказал великий учёный Луи Пастер: «Так как я мыслил и изучал, потому и остался верующим, подобно бретонцу. А если бы я еще более размышлял и занимался науками, то сделался бы таким верующим, как бретонская крестьянка». Атеизм - не есть признак учёности или большого ума, атеизм есть признак помрачения ума на почве гордыни или какой-нибудь иной низменной страсти.
    Антон, Москва5.12.2012 13:15 #
    Уважаемая Елена Троянская! Хочу обратить Ваше внимание, что Церковь не верит и не призывает верить в "волшебного дядьку". Судя по Вашему высказыванию, Вы ничего не знаете о православном вероучении. Но боретесь против него. Из серии "Пастернака не читал, но осуждаю". Так обычно и делают воинствующие атеисты: выдумывают нелепую карикатуру на христианство, а потом начинают с этой карикатурой войну не на жизнь, а на смерть.
    Елена Троянская, Москва19.10.2012 1:17 #
    Дмитрий,
    там, где есть место точным наукам и инженерным сооружениям, нет места фантазиям в волшебного дядьку и каким бы то не было обрядам в связи с этим.
    А церкви не нужно искать врагов за пределами себя. Пусть ищут своих бесов внутри себя, их там предостаточно.
    Дмитрий, Канада15.10.2012 3:08 #
    Иван, а Фонд Здравомыслие не выступает за полный запрет продажы продуктов питания на террирории Российской Федерации? Ведь каждый год кто-то да и подавится насмерть во время обеда. Что, глупо заставлять всю страну умирать с голоду из-за нескольких печальных эпизодов с летальным исходом? А бороться против храма из-за того, что где-то произошло ЧП из-за того, что кто-то якобы молился во время работы, не глупо?
    Иван Кондратьев, Москва12.10.2012 10:15 #
    согласен с автором в полезности подобных встреч. два замечания, - дело не в СМИ, а в людях, Голомолзин не возглавляет Фонд Здравомыслие. Фонд не борется с Церковью. Фонд борется за здравомыслие. Мы не отвергаем здравомыслящих людей, кем бы они себя не числили. Опасность молельни в МИФИ, - слишком разная логика поведения инженера, обслуживающего ядерный реактор или производящего эксперимент в расплаве металлов. Не каждый может одновременно полагаться на Бога в своей деятельности и осуществлять обслуживание сложных систем. К сожалению есть печальный опыт.

    Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru