rss

    Н. Шувалова

    Урок
    Урок
    5 октября – Всемирный день учителя. Итак, учитель — это призвание! Учитель — это служение! Учитель — это вообще только с большой буквы «У». А еще всем известно, что учитель — это человек, такой же как все, со своими слабостями, со своими чувствами, со своими тараканами. И мысли у него далеко не так аккуратны, как первая страница классного журнала. Мысли героини этого рассказа мы даем в скобках.
    'Хаккинен и другие' (моя лестница)
    «Хаккинен и другие» (моя лестница)
    Когда мне было двадцать лет, я ходила в храм пару раз в месяц. Практически никогда не успевала к началу Литургии, и совесть совершенно не беспокоила меня, если я приходила после чтения Евангелия или вообще после чего-то важного под названием «Евхаристический канон» — то есть, на последние 20 минут. Этого времени вполне хватало для молитвы: я молилась за Мику Хаккинена, немного за мамочку и чуть-чуть о том, чтоб похожий на Антиноя однокурсник хотя бы чихнул в мою сторону. Последние два пункта ясны, а с Хаккиненом было так.
    'Оптинский' желудь
    «Оптинский» желудь
    Осенняя прогулка шла по обычному маршруту: прямо по дороге, вдоль высокого забора, в сторону церкви. Недалеко от ложбины, где текла местная речка-переплюйка, свернуть направо и через дыру в решетке забора - в большой парк, почему-то считающийся территорией санатория. Дыра была местной достопримечательностью: несмотря на то, что каждой год ее заваривали, она чудесным образом снова образовывалась на том же месте. Вольнолюбивые горожане, не желающие гулять по обочинам проезжей дороги, давно протоптали тропинку в санаторские угодья. Да и кто захочет топать по асфальту, когда рядом, за оградой, в каких-то семи метрах, начинается пейзажный парк, где прекрасные поляны с ручейками, заросли иван-чая, кое-где земляника, а в глубине, за еще одним дырявым забором, террасные пруды?

    Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru